Интервью

31 октября 2017 года

Проект "LaSky"

Во всех странах Европы, включая Россию, Украину и Белоруссию, стартовал онлайн-опрос среди мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), о здоровье, сексе и отношениях. Его проводит консорциум исследователей во главе с Институтом Роберта Коха в Берлине и британским Институтом тропической медицины (Лондон), и национальными партнерами в разных странах Европы. Работу финансирует Еврокомиссия.
Столь глобальное исследование проводится не впервые. Предыдущий опрос проходил в 2010 году, и тогда в нем приняли участие 180000 мужчин со всей Европы, в том числе более 5000 россиян, что позволило собрать огромный массив информации, необходимой для борьбы с ВИЧ и другими инфекциями. О том, какие задачи ставит перед собой EMIS 2017 и что нового с его помощью надеются узнать исследователи, рассказал руководитель проекта LaSky, который отвечает за проведение исследования в РФ, Андрей Белоглазов.

– Прежде всего, что это за опрос? Зачем он нужен и кому будут полезны его результаты?

– Надо сказать, что до 2010 года в России не было никаких академических исследований по мужчинам, практикующим секс с мужчинами, кроме того, что мы делали сами. То есть эту группу никто никогда не исследовал. А в 2010 году мы получили грандиозные и очень важные результаты. Например, официальные источники дают нам очень низкую распространенность ВИЧ среди МСМ – всего 1-1,5%. А небольшие исследования общественных организаций в крупных городах показали, что распространенность гораздо выше. И EMIS это подтвердил: опрос доказал, что распространенность ВИЧ-инфекции выше и в целом по стране, и в отдельных городах.
Мы хотим, чтобы как можно больше специалистов узнало, какова реальная ситуация с ВИЧ и другими инфекциями в России. Сейчас в нашей стране нет программы, которая была бы направлена на нашу целевую группу, которой требуется особый подход. Если мы соберем достаточно данных, это позволит сделать профилактику более эффективной и адресной. Мы сможем отстаивать необходимость нашей работы перед государством, а также привлекать внимание международных организаций, которые занимаются вопросами ВИЧ.

– Исследование рекламируют в Интернете довольно броскими фразами вроде «Расскажи нам о своем сексе». Откуда у исследователей такой интерес? Неужели, ученым действительно любопытно, кто, где, с кем спит и насколько часто?

– Конечно же нет. Вопросы, на которые мы предлагаем ответить, это вопросы о себе, о своем партнере, о взаимодействии с постоянным или со случайными партнерами. Есть вопросы, касающиеся инфекций, передающимся половым путем, тестирования и консультирования. Причем, в некоторых вопросах предлагается еще и оценить, нравится ли вам качество этих услуг. Например, если вы общаетесь с доктором, устраивает ли вас это общение?
Этот опрос абсолютно анонимный. Человек только указывает, что он живет в России, свой возраст, а все вопросы построены так, что определить, кто этот человек, просто невозможно. Кстати, в анкете есть и веселые вопросы, например, назовите самого привлекательного мужчину, который вам нравится на данный момент. Это может быть артист, политик, кто угодно – вы можете вписать этого человека. Например, в 2010 году очень многие указали, что самым привлекательным мужчиной является Брэд Питт.

– И что, ему передали «валентинки» из России? 

– Нет, скорее всего, он об этом даже не узнал. Но для исследователей было очень важно, что большинство назвало привлекательным знаменитого актера, а не своего бойфренда. Анализируя вопросы о том, насколько мужчины счастливы в сексе, эксперты могут понять, насколько люди склонны рисковать. Человек, у которого нет пары, или который не удовлетворен своими отношениями, никого не оберегает, ему не о ком беспокоиться, поэтому более вероятно, что он будет заниматься анонимным сексом, ходить в темные комнаты.

– А какая польза от этой анкеты для самого человека? Почему вместо просмотра ленты в «Фейсбуке» или «В контакте» он должен тратить свое драгоценное время на этот опрос?

– На самом деле человек, который заполняет анкету, одновременно получает массу полезной информации. Например, когда он посещает клубы, сауны, где есть возможность заниматься групповым сексом, он может не задумываться о том, что именно в такой ситуации риск заражения крайне велик. А отвечая на вопрос, он сможет проанализировать свое поведение, оценить эти риски.
Или другой пример. Мы знаем, что многие российские геи любят ездить в Европу как секс-туристы, в том числе в Германию и Испанию. Глобальный характер исследования позволил нам сравнить эпидемиологическую ситуацию в этих странах с ситуацией в России. Но кроме этого мы выяснили, что геи, живущие в Украине и Белоруссии, за этими же вещами приезжают в Россию. И это очень важно, потому что, приезжая к нам, они видят официальную статистику и считают, что здесь распространенность ВИЧ 1%, то есть вероятности столкнуться в гей-сауне или баре с ВИЧ-положительным человеком с их точки зрения почти нет, хотя это совершенно не так.
По поводу наркотиков. Есть люди, которые их категорически не употребляют, зная в том числе, что это опасно с точки зрения передачи инфекций. Но во время группового секса они могут сталкиваться с потребителями наркотиков и проблемами, которые есть у этих людей. И видя сами формулировки вопросов, люди могут задуматься о том, какому риску они себя подвергают в тех или иных ситуациях.
Человек, который пройдет анкетирование, поймет, например, что если у него был незащищенный секс, и он узнал о том, что партнер ВИЧ-положительный, у него есть определенное время для того, чтобы обратиться в лечебное учреждение и, получив помощь, избежать передачи ВИЧ.

– Насколько в реальности удобна эта анкета? Сколько времени нужно, чтобы ее заполнить?

– Когда мы работали над вопросами и ответами, было очень страшно. Казалось, что анкета не имеет конца и края, потому что у нас не было автоматических переходов, которые есть на сайте. Но на самом деле специалисты очень грамотно выстроили опрос, чтобы его можно было заполнить за 20-25 минут, не больше. Единственное, что анкету нельзя прерывать. Если вы заполняете ее с телефона, например, надо выбрать такое место, чтобы полностью погрузиться в опрос и пройти его до конца. Когда я сам заполнял пробный вариант анкеты, я получил массу удовольствия, она показалась мне интересной и легкой. А потом я проверил опрос на своем друге, и он просто не мог оторваться от заполнения анкеты. Настолько она ему понравилась.
Кстати, в этом году выросло количество языков, на которых проводится анкетирование. В 2010 году их было 25, а сейчас – 33. Появились версии на иврите, на арабском языке – в том числе потому что во время первого исследования в Европе не было такого большого количества мигрантов из арабских республик, и исследователи намерены их охватить.

– А что касается российских регионов, насколько большой охват вы ожидаете в этом году? И вообще откуда человек, живущий в маленьком городе или поселке, может узнать об этом опросе?

– Мы стараемся проводить небольшие рекламные кампании на Северо-Западе страны, в Центральном округе, в Сибири. А вот Юг России и Дальний Восток у нас пока не охвачены. Но в этом году мы ждем поддержки от Hornet, который будет рассылать приглашения поучаствовать в опросе. Кроме того, мы надеемся, что баннеры, которые будут на самых популярных российских гей-ресурсах, смогут привлечь внимание людей из регионов. Конечно, очень важно, чтобы все, кто живет в небольших городах, в поселках, если у них есть выход в Интернет, смогли ответить на этот опрос. Во-первых, им самим это будет интересно и полезно, а во-вторых, это будет бесценный материал, который поможет разработать программы помощи и профилактики для всей страны.

– Что интересного вам удалось узнать из опроса 2010 года? И какие изменения вы ожидаете увидеть в нынешнем исследовании? Как изменилась жизнь за эти 7 лет?

– В 2010 году мы получили ответы из 80 регионов России. Люди рассказали об очень многих аспектах своей жизни, в том числе о сексуальном поведении, доступности информации и тестирования на ВИЧ, о том, как они отдыхают. Например, выяснилось, что примерно треть опрошенных (32%) хотя бы раз за последний месяц ходили в места для геев (кафе, бары, клубы или ЛГБТ-центры), а 23,7% посещали места, связанные с сексом (гей-сауны, секс-вечеринки и порно-кинотеатры). При этом тревожно, что больше четверти (25,7%) указали, что никогда не проходили тестирование на ВИЧ.
Больше половины респондентов (51,7%) в 2010 ответили, что имеют постоянного партнера. При этом 50,2% оставались недовольны своей сексуальной жизнью. На вопрос о причинах большинство ответили, что хотели бы большей стабильности в отношениях или хотели бы заниматься сексом чаще. При этом важно, что многие не были готовы сами побеспокоиться о своем здоровье – у 17% был незащищенный контакт только потому, что презерватива в нужный момент не оказалось под рукой.

Думаю, что в этом году будут серьезные изменения, связанные с химическим сексом, потому что в Европу и в Россию пришли очень жесткие наркотики, которые способствуют сексуальному раскрепощению, и, тем самым, провоцируют на рискованное в отношении ВИЧ и ИППП поведение. Вероятно, будет больше ответов от людей, живущих с ВИЧ. Скорее всего, изменится целевая группа: если раньше участвовали в основном молодые люди, то сейчас будет отвечать и более старшее поколение. Кроме того, более активным стало сообщество трансгендеров, поэтому я думаю, что появится больше ответов от этой категории. Посмотрим. У нас будет возможность сделать анализ не только ответов 2017 года, но и сравнить их с 2010 годом, чтобы увидеть динамику. Кстати, я уверен, что EMIS 2017 – не последнее подобное исследование, и через какое-то время мы проведем его снова.

Пройти опрос EMIS 2017, посвященный сексу, здоровью и отношениям, можно прямо сейчас http://xs.gay.ru/lasky.html

Автор: Алексей Боровиков