Интервью

12 июня 2001 года

"Катькины Мальчики"

Каждый месяц из Катькиного садика исчезают малолетние мальчики-проститутки.

Этих детей мы видим каждый раз, проходя по Екатерининскому скверу, в просторечии - Катькиному садику. Просто не замечаем, не обращаем внимания.

Впрочем, они и не стараются, чтобы мы - обычные люди - ими интересовались. Своих клиентов эти мальчики и так знают. Да и сами клиенты находят их в толпе без особого труда.

Сколько всего мальчиков-проституток обитает в этом живописном скверике в самом центре Петербурга, не известно. Сами ребята говорят, что их - не больше двадцати человек. Но если понаблюдать за тем, что происходит у памятника Екатерине каждый вечер, ближе к полуночи, какое количество автомобилей останавливается напротив входа в садик и скольких детей забирают с собой владельцы этих автомобилей, станет ясно: цифра занижена, по меньшей мере, раз в пять.

Андрей, кличка Оля, 16 лет, в Катькином садике - 2 года. Самый известный питерский гей-малолетка. Бывший воспитанник детского дома № 51. Внешне неотличим от девочки - аккуратная девчоночья стрижка, маникюр. В голосе - женские интонации. Говоря о себе, постоянно переходит с мужского рода на женский. Своей принадлежностью к гомосексуалистам гордится и временами даже кичится. О собственной бурной жизни согласился рассказать за бутылку пива.

- Все началось с того, что в 12 лет меня изнасиловали. Ну а потом, когда подрос, стало влечь к мужчинам. Сбежал из детдома, пришел в Катькин садик, тут и обосновался.

- Кто был твоим первым серьезным клиентом?

- Серьезным? Смотря что понимать под этим словом. Если не про деньги, а про любовь, то был один парень - 21 год, тюремщик. Мы прожили с ним три месяца. Проблема в том, что он был бисексуалом, встречался помимо меня с женщинами, я жутко ревновал. Закончилось все печально. Ему не хватало денег на наркотики. Он забрался в какую-то квартиру, убил старушку, забрал деньги, хрусталь. Поймали, конечно. Сейчас сидит. Я, конечно, ударился в выпивку, был в депрессии. Долго это продолжалось, пока я не встретил второго человека, которого полюбил. Это был Саша Ошурков. Я прожил с ним год.

- Тот самый Ошурков, который проходил по «делу голубых сатанистов»?

- Не знаю, как называлось то дело, но оно было громкое. Сатанисты эти одного из наших, с Катьки, замочили, отрезали ему голову. И еще троих «левых», говорят, убили. Правда, Саша там ни при чем. Он - очень хороший человек.

- Он ведь в возрасте.

- Да, ему 45. Он и раньше, в советские времена, сидел по «голубой» статье. И сейчас его снова посадили.

- За что?

- Подстава обыкновенная. Ему позвонил знакомый, сказал, что надо сделать подарок бизнесмену одному на день рождения. Ну, в смысле, двоих мальчиков бизнесмен хочет. Встреча в кафе «Чибо». Ну, мы пришли, видим: человек интеллигентный сидит. Саша говорит нам с Олегом: «Отойдите, вдруг подвох какой». Пообщался с человеком, подозвал нас. «Бизнесмен» расстегивает «лопатник», достает 500 рублей, дает нам с Олегом, чтоб мы пиво купили, мы идем за пивом, тут-то всех и вяжут. Потом сказали, будто Ошурков хотел нас продать. Меня в милиции избили, потому что я не хотел на него показания давать. А зачем мне давать показания, если он меня вытащил с улицы, кормил, поил?

- Как же вытащил? Ты ведь сейчас работаешь на Катьке!

- Да, с тех пор, как его посадили, я снова здесь.

- Что за люди приезжают на Катьку?

- Большинство - средний класс. Не бедные, не богатые. Попадаются откровенные жмоты. Зимой один тип пообещал мне 300 рублей за ночь, ну, мы поели, попили, потрахались, после чего говорит: «Ну все, паренек, до свидания». Я: «А как же деньги?». Он: «А ты посмотри, какой я стол тебе отгрохал. Туда - на жрачку и выпивку - все деньги и ушли». Ну это, конечно, ненормальный подход. Больше я с этим человеком не встречался и другим отсоветовал. Другая проблема - психопаты. Вот прошлым летом подошел молодой человек, вроде приличный с виду. А как дома у него оказались, тут и началось: разбей об меня тарелку, воткни в ногу вилку, и описай, и обкакай.

- Как я понял, ты не только работаешь, но и живешь в Катьке.

- Не совсем. Ночью - или у клиентов, или по знакомым. Бывает, что в парадной ночую. В детдом меня обратно не пускают. Боятся, что совращу кого-нибудь, боятся, что заразу принесу - сифилис, СПИД, хотя я и справки уже все из КВД собрал, что не болею ничем. Вообще, у нас - ребят из Катькиного садика - три вида на жительство: московский вокзал (когда холодно), квартира клиента или собственно садик. Тут уж кто как крутится.

- Кстати, о болезнях. Говорят, что по Катькиному садику начал ходить СПИД…

- Мне плевать. Мне бы сдохнуть скорее.

*************************************

Дима, 18 лет, в Петербург приехал из Челябинска, в Катькином садике - 5 месяцев. В гей-тусовке - новичок. Очень образованный мальчик. Некоторое время учился в Челябинском госуниверситете, однако тяга к приключениям оказалось сильнее тяги к знаниям. О своих голубых наклонностях говорил с некоторым смущением. Пива за рассказ не потребовал.

- Чем тебя не устроил Челябинск?

- А вы знаете, что там происходит? У молодежи в нашем городе одна дорога - на завод. Однообразная, скучная жизнь. Геев немного, и отношение к ним, как бы помягче сказать, негативное. Вот в Питере или Москве если спросишь на улице, как пройти к гей-клубу, тебе подскажут и даже не удивятся. А в других городах - посмотрят как на идиота сумасшедшего.

- Как получилось, что ты оказался на Катьке?

- Точно так же, как и все. Деньги были нужны. Приехав в Питер, я, конечно, сходил в Службу занятости, но что там могут предложить? А дальше - надо где-то жить. Первое время жил на вокзале. А потом узнал о Катькином садике и стал там работать.

- Нравится?

- Сначала - нравилось. А теперь как-то все наперекосяк пошло. Когда только появился, было здорово: новые знакомства, люди интересные. Но ведь у гомосексуалистов как? Они постоянно в поисках новых партнеров. Один их устроить не может. После двух-трех связей интерес к тебе падает.

- Мне, наоборот, казалось, что вы, как и нормальные люди, стремитесь к устойчивым, длительным отношениям…

- Да, конечно, так лучше. И все мы об этом мечтаем. Но найти человека, с которым хотелось бы иметь постоянную связь, получается у единиц.

- У тебя был такой человек?

- Нет… Впрочем, один был. Директор школы. Кстати, школа - английская, специализированная. Но об этом не стоит писать. Хороший человек, культурный. В возрасте - под пятьдесят. Порядочный очень.

- Как ты с ним познакомился? Он приезжал в Катькин садик?

- Конечно. Сначала с ним другие ребята работали. А у нас ведь как: один поработает - на следующий день весь садик знает, что за клиент, сколько дает и что просит. Информация идет. Стоит человеку там три-четыре раза появиться - и все, он уже - заметная фигура.

- Интересно, а как вы друг к другу относитесь - те, кто работает в Катьке? Все-таки конкуренция…

- Конкуренции никакой нет. Потому что работы хватает на всех. Спрос, как говорится, превышает предложение. Мы - не конкуренты. Скорее, товарищи по работе. Коллеги.

- А как складываются ваши отношения с милицией?

- Говорят, что раньше менты допекали, но вот уже два года как не трогают. Ходят слухи, будто один из наших крутых клиентов (кто - не знаю) приплачивает милиции, чтобы нас не гоняли. Хотя, может, это и байки.

- Ты упомянул о директоре школы. А другие известные люди у вас бывают?

- Артистов очень много (называет фамилии). Директор театра (называет фамилию) иногда заходит. Адвокат один постоянно приезжает на зеленом «мерсе». Никто не знает, как его зовут. Он представился однажды адвокатом - так и повелось. Загадочная личность. Нормального секса не хочет. Дает 100 рублей за «орал» - и уезжает. Но больше обычных, ничем не примечательных клиентов.

- Их количество постоянно или меняется?

- Основной состав клиентов не меняется. А все остальное зависит от времени года. Я работаю недавно, с декабря, но ребята-старожилы рассказывают, и я сам это уже наблюдаю, что весна и осень на Катьке - глухое время. Народ занят. Денежные люди на работе сидят с утра до ночи, им не до секса. Зимой клиентов больше. А самый пик - это, конечно, лето. Просто не протолкнуться. Из других городов приезжают. Иностранцев очень много. Финны целыми группами приезжают, чтобы с русскими мальчиками любовью заняться. Немцев много бывает. Платят очень хорошо. Но все это я знаю с рассказов, конечно. Мое лето еще впереди.

- Я слышал, что мальчики-проститутки зарабатывают не так много: по 200 рублей за сеанс. А какой заработок у тебя?

- Не скажу, что большой. Но однажды мы с другом за три дня 7 тысяч рублей заработали. На Катьке был как раз не сезон, и мы пошли по гей-клубам. Это очень хорошо, что есть такие клубы - «Грешники», «Цифры», «Нарцисс», «Джунгли», «Морская тишина». Был еще «Моно», но он оказался би-секси; очень много женщин, натуралов стало туда ходить. Вот мы в «Грешниках» и «Нарциссе» большой куш сорвали.

- Психов много среди клиентов?

- Немного. Но они запоминаются. Был один мазохист. Он деньги заплатил, зашел со мной в парадняк и говорит: я, мол, тащусь от того, что мне не дают в рот. Ну и извращенец, думаю. В общем, он полчаса на весь дом орал: «Дай мне в рот! Дай мне в рот!», а я не давал.

А другой мазохист хотел, чтобы его избили. Я ударил его по лицу, он говорит: «Чего так слабо, бей сильнее». Я врезал, он упал, ударился башкой о перила, подымается и говорит: «Я кончил».

Или месяц назад был случай. Снял меня один богатый дядя, и мы на тачке поехали к нему в особняк, куда-то за город. Кофе, музыка, «туды-сюды». Наутро просыпаюсь - вижу двух амбалов здоровенных. Сразу понял, что попал. Представляете, что такое пробыть две недели прикованным к стене? Вот так со мной и было. Наручники снимали только на несколько часов, когда я спать ложился. Амбалы эти меня, правда, не насиловали - натуралы, видно. А хозяин дома - абсолютно чокнутый. Тащился, когда другие кончают. Заставлял меня все время. Я сбежал оттуда, когда охранники поддали немного. Нашел ближайшую железнодорожную станцию - Любань, к утру доехал до Питера. Теперь вот боюсь встретить этого козла снова: найдет - может и убить. Этот человек на все способен.

- Ты считаешь, он способен убить?

- Конечно. Уже были такие случаи. Каждый месяц кто-нибудь с Катьки пропадает. Подъезжает «папик», сажает в машину и увозит. Навсегда. А там - или убивают пацана, или продают в Европу - это ж ходовой товар.

 

Фонтанка.Ру // 31 мая 2001 г.

http://www.fontanka.ru/2001/05/31/63030/