события

19 октября 2016 года

Виновата «Доброта»: Суд вынес приговоры членам банды, нападавшей на геев

18 октября 2016 года Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга вынес приговор двум участникам группировки «охотников за гомосексуалами»: один из них получил два года и три месяца тюрьмы, другая была приговорена к двум годам условно и отпущена в зале суда. Они знакомились с геями в интернете, выманивали их на подставные свидания, избивали и вымогали деньги. Обычно потерпевшие не подавали заявления в полицию, опасаясь принудительного каминг-аута. Один из людей, которого злоумышленники вынудили заплатить 49 тысяч рублей в январе, все же пошел в полицию. Как минимум трое соучастников преступления по-прежнему остаются на свободе. Спецкор «Медузы» Даниил Туровский, уже писавший о группировке, ознакомился с материалами уголовного дела и восстановил хронику событий.

Охотиться на гомосексуалов Петру Куликову предложили в обычной бутербродной на Невском проспекте. Шел конец декабря 2015 года, впереди были новогодние праздники; восемнадцатилетний Куликов пришел на встречу после уроков в школе.

В заведении его ожидала Юлия Семкина. До того он виделся с ней всего однажды — за пару недель до того, в конце ноября 2015 года, когда новая знакомая подвезла его с приятелем из ночного клуба.

Семкина предложила Куликову подзаработать по необычной схеме. Вместе со знакомыми девушка находила жертв в приложении для гей-знакомств Hornet, переписывалась с ними от лица привлекательного парня и предлагала встретиться. Уже на месте, когда человек начинал раздеваться, в комнату заходили несколько мужчин; они пугали жертву, обвиняли в растлении якобы несовершеннолетнего, избивали, вымогали деньги. Куликов должен был выполнять роль «приманки»: созваниваться и встречаться с жертвой, провожать до квартиры и устроить так, чтобы мужчина разделся.

Куликов согласился.

Деньги вместо идеологии

Юлии Семкиной на тот момент было 28 лет. У нее среднее образование — у девушки были «ровные» отношения с одноклассниками, она ходила на дополнительные занятия по музыке (здесь и далее — информация из уголовного дела, которое имеется в распоряжении «Медузы»). После школы она работала менеджером по персоналу, кассиром, продавцом. В 2005 году Семкина вышла замуж, но «отношения были сложные, [супруги] конфликтовали из-за измен мужа». Когда в 2007 году брак распался, Семкина позвонила отцу попрощаться и «с суицидальной целью приняла таблетки» — «все, что были в домашней аптечке».

В 2009 году девушка месяц лечилась в психиатрической больнице, ей поставили диагноз «истерическое расстройство» (больше за психиатрической помощью Семкина не обращалась). К моменту, когда она предложила Куликову влиться в группировку, Семкина нигде официально не работала — из-за этого следствие позже посчитает, что вымогательства у гомосексуалов были ее основным заработком (в суде 5 октября 2016 года девушка заявила, что работала по договору менеджером по персоналу и получала 70 тысяч рублей).

Страница Семкиной во «ВКонтакте» ничем особенно не примечательна: в аудиозаписях — Земфира, «Ленинград», Бьянка; на стене — картинки с котами и фотографии, где она позирует рядом с автомобилями. В интересах — ничего, что могло бы выдать в обладательнице правых взглядов: ни гомофобных групп, ни сообществ в поддержку Максима Марцинкевича. При этом группировка, в которой она состояла, в точности повторяла методы, использовавшиеся активистами распущенного движения «Оккупай-педофиляй» — только без идеологии: на встречах они допрашивали жертв об их сбережениях, а не пытались заставить их признаваться и раскаиваться в своей ориентации. Правозащитники из организации «Выход» указывали, что «теперь [после разгрома „Оккупай-педофиляй“] это просто бандитские группы, пользующиеся возможностью шантажировать уязвимых людей».

Кроме Семкиной в нападениях участвовал ее друг и сожитель, 26-летний Илья Васильев. Он закончил девять классов и был дважды осужден. В 2011 году его задержали с наркотиками — 700 граммами «соли оксимасляной кислоты» (наркотик «буратино»). В момент задержания он попытался дать взятку, чтобы его отпустили. С собой у него денег не было, он позвонил бабушке и попросил привезти на место задержания 35 тысяч рублей. По первому делу его осудили на три года заключения, по второму — за попытку подкупа сотрудников правоохранительных органов — дали два года условно.

Кроме Семкиной, Васильева и новобранца Куликова в группировке состояло еще несколько мужчин — все родом из Санкт-Петербурга и ближайшего к нему Колпино. Так, по рассказам Куликова, в нападениях участвовал некий Илья Греховодов, которого все называли «Грех»; он рассказывал юноше, что раньше работал в полиции, откуда его уволили за хранение наркотиков. Кроме него, силовую роль в группе выполнял некий Евгений, который носил камуфляж и кобуру с пистолетом. Найти сообщников Семкиной и Васильева полиции не удалось.

Правозащитники из «Выхода» считают, что все эти люди — только ячейка большой группировки. Это подтверждал «Медузе» и источник, близкий к ГУ МВД Санкт-Петербурга. Он говорил, что в группировке «охотников за геями» около 20 человек разного возраста — в основном мужчины от 18 до 45 лет. Первые нападения произошли в марте 2015 года; чаще всего «охотники» действовали по выходным, вымогать им удавалось суммы до 100 тысяч рублей.

Петр Куликов принял участие в трех нападениях.

Илья Васильев и Юлия Семкина
Фото: личные страницы во «ВКонтакте»

Встреча на улице Наставников

Семкина в группировке отвечала в том числе за аренду квартир для подставных свиданий. 15 января 2016 года она нашла на «Авито» подходящую квартиру на улице Наставников, 34, на востоке Санкт-Петербурга. Владелица квартиры позже рассказывала следователям, что Семкина показалась ей «внушающей доверие».

На следующий день Куликов приехал в арендованную квартиру, где Семкина передала ему номер телефона очередной жертвы. Они созвонились и договорились встретиться через несколько часов.

Около семи вечера к дому приехал на свидание высокий брюнет Кирилл (имя изменено). Он думал, что встречается с «Антоном» (такое имя было указано анкете в Hornet); мужчине бросилось в глаза, что Куликов одет как типичный футбольный фанат — в спортивный дождевик и короткие брюки.

В квартире «Антон» сразу начал прижиматься к Кириллу — тот ответил предложением для начала выпить вина на кухне. Пока мужчины выпивали, «Антону» дважды позвонили на мобильный телефон. Через несколько минут входную дверь открыли ключом снаружи, и на кухню вошли пять человек — Васильев, Семкина и «трое не установленных следствием лиц». Один из них представился активистом «общественной организации „Доброта“». «Боремся с такими, как ты», — сказал он. Куликов в этот момент вышел из кухни и заперся в ванной.

Неустановленные лица вели себя с Кириллом жестко. Один из них заявил, что «Антону» нет восемнадцати. Кирилла обыскали, у него нашли две банковские карты. Они позвали в комнату Семкину и представили ее как «журналистку, которая все снимет про тебя».

Семкина задавала вопросы, касающиеся финансового положения мужчины: спрашивала о работе, поездках за границу, автомобилях. Один из ее сообщников сказал, что сейчас же вызовет полицию, если Кирилл не заплатит им 500 тысяч рублей. Он ударил его по затылку и ноге. Другой мужчина продемонстрировал Кириллу швейную иглу и пригрозил, что воткнет ее ему в глаз; далее последовала угроза насильно раздеть его и сфотографировать обнаженным. Кирилл согласился заплатить 200 тысяч рублей — 50 тысяч сразу, 150 тысяч на следующий день.

Его заставили допить вино, которое он принес, и вывели на улицу. Там он сел на ближайший автобус и уехал.

Куликов просидел в ванной около полутора часов. Около девяти вечера Семкина сказала ему, что можно выходить. За работу «приманкой» ему заплатили 4 тысячи рублей.

Арест вместо свадьбы

В России редко расследуются дела против гомосексуалов — потерпевшие не обращаются в полицию, опасаясь публичности. Кирилл на следующий день после нападения зафиксировал в поликлинике побои. Ему диагностировали ушиб мягких тканей затылка, гематому и ссадину на правой голени.

Еще через два дня, 19 января, мужчина написал заявление в полицейском участке Красногвардейского района Санкт-Петербурга. В частности, он сообщил следствию номера телефонов, с которых ему звонили члены группировки.

Уже через месяц сотрудник уголовного розыска прислал Кириллу несколько скриншотов страниц во «ВКонтакте». Среди них мужчина узнал Семкину. Следователь Андрей Дошин переслал ему ссылку на профиль девушки, и там Кирилл нашел Петра Куликова. Следователь рассказал, что в рамках оперативно-разыскного мероприятия (ОРД) оперативники выяснили, что телефон Семкиной во время преступления находился в месте нападения.

19 февраля полицейские возбудили уголовное дело по части 2 статьи 161 УК РФ («Грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору»), а уже через месяц, 24 марта, задержали Куликова. На первом же допросе он согласился сотрудничать со следствием и пообещал рассказать все, что ему известно о группировке, «сообщив роль каждого участника» (тем не менее личности трех из его сообщников установить так и не удалось). Мерой пресечения юноше выбрали подписку о невыезде.

В это время Семкина и Васильев готовились к свадьбе. В своих социальных сетях они выложили приглашения на торжественную церемонию 12 апреля в петербургском Дворце бракосочетания № 1, Васильев в своем аккаунте поставил фотографию приглашения вместо аватара.

Источник, близкий к расследованию, сказал «Медузе», что следователи специально дождались дня свадьбы. Они задержали «охотников на геев» за пару часов до регистрации. Семкина и Васильев отказались от дачи показаний и были отправлены в СИЗО.

В мае 2016 года следователь Дошин поручил оперативникам найти еще одного участника группировки Илью Греховодова — проверить адрес его прописки, его страницу во «ВКонтакте», IP-адреса, с которых он в последний раз заходил в соцсеть. По искомому адресу Греховодова не обнаружилось, из «ВКонтакте» правоохранителям не ответили; нет в материалах уголовного дела и информации о том, что полицейские воспользовались системой СОРМ, которая позволяет отслеживать переписку пользователей. Представитель управления «К» МВД объяснил «Медузе», что получить доступ к СОРМ обычные полицейские не могут — для этого им необходимо обращаться в ФСБ, а лишний раз контактировать с представителями ведомства в полиции не любят. Страницу Греховодова во «ВКонтакте», на которую подписан Илья Васильев, можно найти и сейчас; она периодически обновляется, последний пост гласит: «Некоторые дети — лучшая реклама презервативов».

В июле 2016 года после предъявления обвинения Семкина и Васильев признали вину и согласились на особый порядок рассмотрения дела. Их родственники отказались общаться с «Медузой».

Илью Васильева ведут в зал заседаний Красногвардейского районного суда, 18 октября 2016 года
Фото: Валерий Зайцев / SCHSCHI для «Медузы»

«Я к ним нормально отношусь»

На заседании суда 8 сентября 2016 года Кирилл потребовал назначить Куликову в качестве наказания длительный срок тюремного назначения. «Нужно учесть в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления по мотивам ненависти к определенной социальной группе, лицам нетрадиционной ориентации», — сказал он.

«Я хочу попросить прощения! — заявил в ответ Куликов. — Я думал, мы ловим педофилов. Какой-либо ненависти к гомосексуалистам у меня нет, я к ним нормально отношусь».

«Он врет, что они ловили педофилов. Когда мы встретились, он сказал, что ему 19 лет», — сказал Кирилл.

«Я не мог так сказать! Мне было восемнадцать».

Прокурор счел сотрудничество Куликова со следствием смягчающим обстоятельством и попросил для него три года заключения. Суд признал его виновным и назначил два года условно без штрафа.

После задержания Куликова, Семкиной и Васильева нападения на гомосексуалов по той же вымогательской схеме не прекратились. «Медузе» известно о таких же случаях в Москве и Санкт-Петербурге; последний из них произошел в конце сентября. Никто из пострадавших не собирается подавать заявление в полицию, опасаясь публичности. Одна из жертв сообщила «Медузе», что решит, подавать ли заявление, после того как Семкиной и Васильеву вынесут приговор. «Решение суда будет знаком к действию. Или [к бездействию]», — сказал он.

Несколько гомосексуалов, обратившихся за помощью к правозащитникам из «Выхода», опознали в одном из друзей Петра Куликова во «ВКонтакте» еще одну «приманку». Именно этот человек познакомил Куликова с Семкиной после вечеринки в ночном клубе в ноябре 2015 года. По словам Кирилла, друга Куликова вызывали на беседу в полицию, но тот отверг все обвинения, и его отпустили. Когда «Медуза» обратилась к предположительной «приманке» за комментариями, он удалил свою страницу во «ВКонтакте».

* * *

18 октября 2016 года Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга приговорил Юлию Семкину к двум годам условно. Девушку освободили в зале суда. Илья Васильев, который был ранее осужден по другим делам, получил два года и три месяца тюрьмы. Выходя из зала суда, он бросил Кириллу: «Ты сдохнешь, ****** [членосос]».

Ваши комментарии

0
Чтобы добавить комментарий, Вам необходимо авторизоваться. Форма для авторизации через социальные сети vk.com и facebook.com расположена в верхней части этой страницы.