события

13 апреля 2016 года

«Нападение на ЛГБТ может быть мотивировано чем угодно»

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге простились с журналистом Дмитрием Циликиным. В конце марта он был убит у себя дома. Следов взлома в квартире не было, и следствие предположило, что преступника Циликин впустил сам. Близкие знакомые журналиста считают, что он мог быть убит из-за своей гомосексуальности. Эти подозрения укрепило задержание студента Сергея Косырева: он сознался в преступлении, назвал себя «чистильщиком» и заявил, что убийство Циликина было частью «крестового похода против определенной социальной группы». Об опасности, которой подвергаются представители ЛГБТ-сообщества в России, и о влиянии государственной пропаганды на эту опасность мы поговорили с координатором организации «Выход» Ксенией Кириченко.

– Есть ли какая-то статистика нападений на почве ненависти к гомосексуалам?

– Мы отправляли соответствующие запросы в МВД и прокуратуру, но там ответили, что статистика не ведется, поскольку нападения на почве ненависти в ЛГБТ не являются отдельной категорией в Уголовном кодексе. Но и мы с другими правозащитными организациями ведем свой мониторинг, и какие-то данные у нас есть. С жалобами к нашей организации обращаются несколько раз в год. В 2015-м мы зафиксировали в Санкт-Петербурге двенадцать нападений на «подставных свиданиях», три нападения на акциях, еще четыре нападения произошли в общественных местах.

– Из новостей складывается впечатление, что чаще нападают на мужчин-геев, чем на женщин. Это так?

– Зависит от ситуации. Например, есть специальные сервисы для знакомств, через которые геев специально выслеживают – назначают им свидания через фальшивые аккаунты, а на встрече грабят или избивают. В этом случае чаще всего жертвами становятся парни. Бывает, что активистов бьют во время или после акции протеста, и от пола это не зависит. Бывает, что на девушек нападают за радужный шарфик или за то, что они держатся за руки.

– Но гетеросексуальные девушки тоже могут держаться за руки.

– Каким-то образом их вычисляют. У нас был такой инцидент в 2014 году: девушки ехали в метро, с ними ехали мужчины, которые их побили и убежали. Было написано заявление в полицию, но никакого расследования не ведется.

– Растет ли агрессия в отношении гомосексуалов?

– В последние три года мы наблюдаем волну гомофобии и насилия. Нападения на ЛГБТ становятся более агрессивными, более спланированными, более циничными. Возможно, это из-за того, что обществу внушают: гомосексуалы и трансгендеры – это люди неполноценные, они несут вред обществу. С тех пор как появился закон о пропаганде (запрещающий так называемую «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. – ред.), по телевизору начали говорить, что этот закон нужен, потому что все геи – плохие.

– Можно ли как-то повлиять на настроения общества?

– Важно, чтобы органы власти заявляли о недопустимости нападений. Очень важна поддержка уполномоченного по правам человека, который поднимает эту проблему в Петербурге. Сами мы пытаемся фиксировать случаи нападений, добиться возбуждения дел, находим адвокатов, отстаиваем права потерпевших в судах. Недавно по одному из исков добились победы – нападавшему присудили штраф в размере 50 тысяч рублей.

– Часто ли удается найти и наказать нападавших?

– К сожалению, нет. Например, участников атаки на клуб «Ла Скай», которые расстреляли Дмитрия Чижевского в 2013 году, так до сих пор найти не удалось. Уголовное дело возбудили, но потом приостановили. В том же году произошло нападение на участников ЛГБТ-прайда. Там было очень много журналистов, нападавших сняли на фото и видео, описали их одежду и приметы... Однако их так и не нашли. Да и даже если людей находят, их действия квалифицируют просто как хулиганское нападение, а не нападение на почве ненависти. А ведь когда происходит атака на гей-активистов, это угроза не просто одному человеку, а сигнал всему ЛГБТ-сообществу о том, что завтра может произойти с ними.

– Что могут сделать сами активисты, чтобы избежать нападения? Не носить символику, отказаться от акций?

– Отказаться от символики – это не панацея. Нападение может быть мотивировано чем угодно, для этого не обязательно даже идти на акцию. Например, вы можете говорить со своей девушкой по телефону, кто-то сочтет вас лесбиянкой и нападет. Потерпевшие рассказывали, что нападавших никак не провоцировали, вели себя естественным образом. Что касается символики, то для кого-то ведь важно ее носить. Это же не какая-то непристойность, не изображение голых людей, а просто цветной значок. Акции тоже не являются нонсенсом – это нормально для демократического общества. Точно так же, как любящие люди могут идти по улице, держась за руки.

Кстати

После гибели Дмитрия Циликина газета New York Times опубликовала колонку журналиста Маши Гессен, где она рассказывает о том, как замалчивается в СМИ гомофобный характер убийств. Подробнее – в заметке New York Times рассказала о «правилах чтения российских некрологов».

«Новые Известия»

Ваши комментарии

0
Чтобы добавить комментарий, Вам необходимо авторизоваться. Форма для авторизации через социальные сети vk.com и facebook.com расположена в верхней части этой страницы.